2.JPG

 В этой истории не придумано ничего - все так и было. Мне довелось быть свидетелем такого чуда, какие в наше время в православии встречаются часто.

HRAM

Однажды друзья пригласили меня на престольный праздник в один из храмов города Сочи. Приглашающая сторона старалась подыскать подходящего православного человека, пожелавшего ради Христа сделать доброе дело. За мной и сопровождающей меня старенькой помощницей-мамой приехал на микроавтобусе моложавый человек в джинсовом костюме и панамке. Именно такой по усмотрению друзей может поднимать меня с инвалидной коляски, пересаживать в машину и совершать обратные действия.

Знакомство с Вадимом, как звали благотворителя, оказалось незабываемым и поучительным. Спокойный, медлительный и благостный Вадим часто осеняется крестным знамением, переговаривается по мобильнику с батюшками и назидательно повторяет, что жить надо с молитовкой. Аккуратная бородка с затянутыми в хвостик волосами дополняют претензию походить на монашествующего. Религиозная искренность Вадима сомнений не вызывает, глядя на него, делается стыдно за свою утонувшую в мирской суете нерадивость. Впоследствии проявился и род занятий добровольного помощника. Курсируя на автомобиле по дорогам и весям юга России, Вадим занимается нужной деятельностью – торгует церковными необходимостями и целебными травами в санаториях.

2

Накануне приезда Вадим предупредил по телефону, что перед дорогой ему надо отдохнуть и выспаться. Понятно, водителю за рулем отдых необходим. Гость купался в Таманском заливе, восхищался нашими местами и долго парился в натопленной до пожара баньке. Мы старались предоставить благотворителю добротный отдых перед длинной дорогой, ведь надо проехать все Черноморское побережье России от Керченского пролива до Сочи.

На следующий день с раннего утра я настраивалась на терпение, шутка ли при безвылазном домоседстве перенести более четырехсот километров пути по перевалам и дорожным завитушкам Кавказских гор. Вадим опять купался, делал упражнения, наслаждался чистым родничком у кромки морской воды и выражал желание погостить на обратном пути более продолжительное время.

Мы ждали отправки в путь, однако наше ожидание к обеду было пресечено невозмутимым помощником, снова объявившим, что ему надо отдохнуть и выспаться - дорога, говорит, очень тяжелая. Моя старушка металась между сборами, моей беспомощностью и гостем. Снова топила баню и пекла блины, не успев, правда, наварить испрашиваемого Вадимом горячего супчика. Все-таки маме девятый десяток лет и она обслуживает мое полное физическое бессилье.

Глубокое инвалидное состояние гораздо тяжелее психологически, нежели физически. Душевная скорбь и терзания от невозможности помочь маме и поухаживать за ее старостью всю жизнь преследуют меня. Замечательная добрая мама бежит ко мне по первому зову, безропотно неся возложенный на нее трудный земной крест. Она живет с верой и надеждой на Бога, дающего силы переносить испытания. Мамина вахта около меня пожизненна и неусыпна, порою она сокрушается невозможностью ходить в церковь и мне приходится успокаивать ее рассказом из старинного патерика. Однажды монастырский инок пожаловался старцу на нерадивость собрата: молится мало, на службы опаздывает, худо держит пост. Старец ответил обиженному: «Он ухаживает за больным - это труднее поста и молитвы».

2

После еще одного дня ожидания отправки в путь-дорогу опять были жаркая банька с долгим парением и вечерний чай с разговорами, из которых выяснилось наличие у самого Вадима отделанной по последним банным показателям домашней сауны. Выглядело странным, что неистово парящийся гость не напарился в своей модной бане. Сверля глазами мое недоумение, Вадим поведал, что баня – мечта его жизни и на ее отделку потрачено три тысячи долларов! Внушительная денежная цифра с уставленным на меня удивленным взглядом должны были сказать глупому женскому уму, что хлестать по мечте банальным веником с брызгами нашему парильщику возможным не представляется.

За время гостевания Вадим провел деловые переговоры и ему подвезли товар. Салон машины загрузили поставленными в два этажа двухведерными канистрами с вином. Неудивительно, мы живем среди виноградников и винных заводов, многие православные церкви и монастыри снабжаются отсюда необходимым для совершения церковного таинства кагором.

При загрузке салона товаром напомнила предприимчивому благотворителю о своей физической нужде ехать на переднем кресле рядом с водителем, без опоры мою спину не держит позвоночник, что поделаешь. Однако моя просьба получила категорический отказ: по инструкции, говорит, не положено возить инвалидов на переднем кресле. Сразу представился ужас долгой езды с болью в перегнутом позвоночнике, но отступать было поздно, да и себя испытать нелишне, коли Господь посылает. Еще постигло сильное изумление: за множество поездок на машинах никто не вспоминал о подобной инструкции, хотя, возможно, она существует. Непродуманных чиновничьих циркуляров много, но обычно к немощи относятся с пониманием и спрашивают, где удобнее сидеть.

2

Наконец за автомобильным окошком замелькали виноградники, поля и лиманы. Степной пейзаж на широкой панораме Таманского полуострова наполняет душу дыханием свободного полета над просторами прекрасной земли, куда определил меня Господь на жительство. Трясясь по инструкции на задней лавочке грузового салона и молясь Богу о даровании силы на одоление трудной дороги, думалось о том, что жизненные испытания напрасными не бывают, значит, зачем-то нужны. Наверное, Бог хочет, чтобы люди на инвалидных колясках ближе познакомились с разнохарактерными людьми и другими реалиями жизни, а то сидишь пожизненно в комнатном заключении и ничего не знаешь.

2

Говорят, дороги на Кубани едва ли не лучшие в России, однако эта оценка не мешает изрядной тряске сидящих в машине ездоков. Несмотря на неспешную езду, мы раскачивались на всех поворотах. Мама изо всех сил поддерживала мое падающее состояние, а вместе мы хватались за стоящую перед нами инвалидную коляску. От дорожных сотрясений двухэтажная постройка из винных канистр начала разъезжаться по салону, смещая меня в угол лавочки. Наш водитель руководящим голосом выражал обеспокоенность состоянием вещей в товарном салоне: «Бабушка, держите коляску, машина дорогая, можно поцарапать». Состояние живого компонента салона не интересовало благотворителя. Моя бедная старушка не знала, кого держать: канистры, меня или коляску – все катилось и расползалось.

Терпение – великое качество, но терпеть надо то, чего нельзя изменить. Я возмутилась и потребовала навести порядок в салонном хозяйстве. Остановились. Вадим переставил канистры в один этаж, меня уложили на сиденье, а маме осталось место верхом на канистрах. Моя просьба посадить старушку на переднее кресло автомобиля была заботливо отвергнута: «Бабушка должна держать тебя, мало ли что». Мама устроилась сидеть на приспособленную поверх канистр доску, и мы покатили дальше.

2

Освещенное ласковым весенним солнцем путешествие сопровождалось постепенной сменой красивой местности, переходящей из степи в покрытые лесом холмы и горы. Пышная листва деревьев зеленой пеной бурлила на горных склонах. Глядя на мохнатую лесистую поверхность земли, всегда хочется опустить в нее ладони и потрепать нашу прекрасную планету за ее кучерявые густые волосы.

Всю дорогу перед моим носом маячило пустое переднее сиденье – недостижимая мечта инвалида! Но что значат мои маленькие испытания перед великими скорбями, выпадающими на долю других людей и нашего многострадального Отечества. Когда плохо, надо вспоминать тех, кому гораздо хуже, тогда свои тяготы не кажутся самыми великими.

Путь при малой автомобильной скорости тянулся медленно, было досадно за маму, уверявшую, будто ей хорошо и комфортно ехать в сложившейся обстановке. Это так, мамы забывают о себе при виде мучений своих детей, какими бы взрослыми мы не были. Но есть еще порох в пороховицах у моей бабушки, молодняк бы на ее месте изошел на стенания. Смолоду мама ездила на лошадях, сидя на возу сена, теперь едет в салоне иномарки и сидит на пластиковых «подушках», наполненных не чем-нибудь, а виноградным вином. Это не редька с квасом из ее молодости – цивилизация!

2

Наш водитель не спешил. Было видно, что, поездка носила неторопливый, устоявшийся характер дорожного торговца. Не прошло и полдороги, как Вадим причалил в придорожную тень и объявил, что ему надо отдохнуть и поспать. Мы чувствовали себя виноватыми за извилистость горного ландшафдта, а постоянные напоминания об особой сложности шоферской работы и дорогом содержания машины усугубляли ощущение вины за причиняемые благотворителю хлопоты и затраты. Вадим принял горизонтальное положение на передних сиденьях автомобиля и мигом заснул. Зависть – смертный грех, но способности мгновенно засыпать, едва прислонив голову к лежанке, нельзя не позавидовать. Мелькнула и другая греховная мысль: не для этого ли дорожного момента ехало порожняком переднее кресло рядом с водителем?

Верующему человеку известно: испытания посылаются свыше и напрасными не бывают. На все Божья воля, дающая повод к размышлениям и побуждающая анализировать события с последующими выводами из полученных уроков. «Помучиться и пострадать ради присутствия на богослужении в новом храме полезно, однако обратно домой поедем на такси», – зрело решение в мыслительном пространстве моего разума. Не радеть о себе тоже грех, зачем устраивать испытания, которые можно обойти?

Понять нашего благотворителя, вызвавшегося совершить доброе дело по доставке гостей к церковному празднику, конечно, можно. Живущий для себя несемейный человек без долга и обязанностей, по привычке ни при каких обстоятельствах не изменяет себе, занимается услаждением желаний, сбережением собственного покоя и повышением благосостояния. Создавалось впечатление, что нашему другу просто невдомек думать о нужде ближнего, несмотря на знание евангельского учения, во всяком случае, хотелось верить в наличие такового. Потому всем трудно, считает он, что мало молимся. Истина глаголется!

Моя молитвенная нерадивость стыдливо терзает совесть, а понимание своей глубокой греховности склоняет к смиренному терпению происходящего. «Но отчего нашему другу так тяжело бремя дороги, ведь он постоянно молится? Загадка!» – думалось мне в терпеливой позе дряхлого путешественника. Но слава Всевышнему Богу, напоминающему о Себе горестями да муками - в радостях Его забывают.

2

Одолев туапсинский перевал, наш салонно-товарный экипаж медленно приближался к Сочи. В Лазоревском остановились. «Море здесь недалеко», – пояснил Вадим причину остановки, взял полотенце и пошел купаться. Переживающая за мои дорожные мучения мама устремилась за ним, она уже достигла порога смелости, чтобы поторапливать незадачливого начальника поездки. Но увы… Никакие увещевания на невозмутимую благостность руководства не действовали. Вадим купался, загорал и тренировался. Нравится человеку заниматься своей персоной во всякое время и на всяком месте, как возразишь?

До конечной точки путешествия оставалось немного, однако сидеть и лежать было уже невмоготу. Мама буквально держала меня на своих стареньких надежных коленях, когда водитель предупредил, что по городу Сочи ехать очень тяжело – пробки. Маячившее впереди освобождение из железных кандалов грузового салона сглаживало последние тяготы езды – ничего, потерпим. Однако ускорения не получилось и на этот раз. Подъехали к жилью Вадима, который устремился к подвернувшемуся соседу и немножко побеседовал с ним. «Хороший сосед, православный», – открыв дверь салона, обрисовал он соседскую атмосферу и занялся выгрузкой товара. В салоне стало свободнее, но не легче, ведь путь по времени длился уже в два раза дольше необходимого. С последней партией груза Вадим исчез за дверью своего дома.

Зажглись фонари, когда наш красивый, свежий и нарядный провожатый появился у машины. Мокрые волосы свидетельствовали о принятой ванне. Удивительно много приятностей самому себе успел сделать за время дороги этот человек: поспать, накупаться в море, позагорать, поупражняться, поболтать с соседом, принять ванну – и все равно повторял, что ему очень тяжело. И я верю, что Вадиму тяжело дается жизнь. Легко бывает, когда помогая ближнему, забываешь о себе, тогда Господь берет на Себя основную ношу. Он все помнит и видит. Творить добро ближнему означает делать нечто для Господа, в ответ Бог поссылает силы переносить самые невероятные тяготы.

2

Никакие путевые мытарства по дороге к храму ничто по сравнению с посетившей нас Божественной благодатью. На вечернем богослужении прошел слух, что в алтаре мироточит икона царя Николая II. Сразу загрустилось: чуда не увидеть, женщинам в православный алтарь хода нет. Но Бог милостив, любит всех одинаково.

После окончания богослужения открыли южную алтарную дверь. В тот же миг образовалась очередь желающих лицезреть чудо. Прислоненный к боковой стене алтаря, стоял новенький образ последнего русского Императора – известный список иконы, несколько лет назад Крестным ходом пронесенный по Кубани.

По матовой поверхности святого образа из глаз царя текли слезы. Две параллельные мокрые полосы протянулись от нижних век царского лика до нижнего края иконы. Нельзя было оторвать взора от созерцания ручьев чудной Божественной росы. Посмотревшие на чудо, со слезами на глазах спешили приобрести в церковной лавочке иконку и просили священника приложить ее к чудесному мироточивому образу.

Дивны дела Твои, Господи!

021
Икона Николая II из соломки выполнена на бархате.

2

Праздник закончился. Сопровождающий мою коляску Вадим смотрелся рядом каменной стеной. Вызвавшись оказывать помощь по собственному желанию, он удивительным образом не понимал сути взятой на себя благотворительной миссии. Подъезжая к храму и завидя батюшек, помощник поспешно выхватывал меня из машины, бросал в коляску и бежал просить благословения. В результате дергательных высадок и бросков распухло колено, от боли и досады слезы лились уже из моих глаз. Объяснения, что Вадим взялся за непосильное дело, натыкались на слепоту и глухоту благотворителя, искренне недоумевающего: почему не по силам? – он же физически сильный.

Говорят, Бог не по силам не посылает. Бог-то не посылает, да человек по самонадеянности сам берет такую ношу. «Поймите правильно, машина дорогая, содержать трудно, мне очень тяжело», – твердил Вадим и последним веским доводом подрубил под корень всю мою философию о непосильной ноше. «Мне за это не платят, и у меня нет мамы, которая за мной ухаживает», – обреченно добавил благодетель. Великое изумление лишило меня дара речи, философия окончательно рухнула и на миг показалось, будто на коляске инвалидной сидит он, а не я. Теперь уже хотелось плакать от жалости к этому хорошему человеку, в голове которого так перемешались благостные устремления сердца с меркантильными земными заботами.

Благотворительность – замечательное нужное дело, однако не всякий видящий себя в этой роли, способен ее вместить. Благотворительность не должна быть обременительной по отношению к тем, кому направляется. Лучше не подавать милостыню, чем, подавая, сожалеть об утраченном. Благотворительность – это жертвенность, способность отрывать от себя ради нужды ближнего, а, значит, ради Бога. Помочь больному, утешить плачущего, накормить голодного, обогреть сироту означает делание для Бога. Так учил Христос Спаситель.

2

Мое решение отправиться в обратный путь на такси друзья посчитали за каприз. Разве можно отвергать солидного помощника, колоритно украшающего незавидный фон колясочной немощи и чинно беседующего со священниками! Но, как говаривал старенький батюшка любителям по всякому поводу подбегать за благословением: «Святее не будешь!»

За окошком автомобиля опять замелькали пушистые Кавказские горы. Сидя рядом с таксистом в кресле обычных «жигулей», облегченно думалось: «Как хорошо быть независимым ни от каких благотворителей, которым надо угождать за их благодеяния. И не надо стряпать пельмени, варить уху из свежих бычков да топить баню», – такие условия предварительно оговаривались нашим другом на момент возвращения домой.

2

Испытательная поездка позади. Пришлось немножко помучиться, но ничего напрасного не бывает, на все Божья воля. Моя жизнь проходит в комнатном пространстве без тесного прикосновения к окружающей действительности, а тут выпала возможность познакомиться с интересным явлением человеческого характера. Да не случись трудностей, может, и царских слез не увидеть.

Делясь впечатлениями о поездке, мама непременно вспоминает церковное чудо и добавляет замечание про попытку заглянуть на обратную сторону иконы, где ничего, кроме холста, усмотреть не довелось.

Верую, Господи, помоги моему неверию!

Рассказывали, что мироточивые капельки на царском образе еще долго появлялось на уровне груди, а глаза полностью застилались прозрачной росой, стекающей на подставленный поднос. Царь плакал о России, о ее народе, а значит, о каждом из нас.

naverh  home

 

 

Нравится
95.jpg

Икона дня

 Благотворительность вместо сувениров!

 



 

  ОБД Мемориал