P1050743.JPG

Мои поэтические сказки возникли из желания пересказать стихами русские сказки, которые мне очень понравились. Это сказки о добре и любви, никогда не стареющей, всегда новой и вечной.  Так возникла сказка "Божье имя", написанная по мотиву сказки "Маланья - голова баранья" из сочинений прекрасного русского классика, Н.С.Лескова. Русские писатели нередко записывали услышанные ими сказки, которые так и хочется переложить на стихи. Также нередко встречаются дети и взрослые, любящие читать легкие стихотворные сказки. Вот одна из них:


В одном местечке отдаленном Гора высокая была. Непроходимым и зеленым Дремучим лесом поросла. А у подошвы под горою, Вдоль убегающей реки Когда-то давнею порою Богато жили рыбаки Из поколенья в поколенье. Вилась дорожка сквозь лесок Из живописного селенья И уходила на восток.
Чуть от дороги на опушке Маланья бедная жила В простой распахнутой избушке, По простоте и жизнь вела. Молилась утреннею ранью И на ночь лоб крестила свой. Прозвали люди ту Маланью В селе бараньей головой. Прозванье выпало такое Маланье от сельчан своих, За то, что нету покоя В заботе многой о других.
Бывало, кто-нибудь попросит Без выгод ближнему помочь, Сейчас ему навстречу бросят, Чтоб уходил немедля прочь. «Пускай без выгоды поможет Маланья, ведь она глупа. Другие ей себя дороже, Ко всем добра – к себе скупа». И человек с нуждой своею К Маланье шел на бугорок. Был принят там, утешен ею В моменты жажданья и впрок. Коли могла, то помогала, Не рассуждая долго зря, А не могла, так утешала Приветным словом, говоря: «Ты потерпи сегодня милый, Христос терпел и нам велел». И набирал страдалец силы, И огонек надежды тлел.
Маланьина избушка-крошка Хоть и мала, но не пуста. Там сухорукий жил Ерошка, Безродный мальчик – сирота. Еще Живулечка сидела Без ног на стульчике хромом, И ожидательно глядела На мир за маленьким окном. Злодеи мать их погубили. Судили все – кому их взять? В селе увечных не любили, Хотя любой им может стать. Мы по земле под Богом ходим, Известно Богу одному, Какие помыслы заводим И что назначено кому.
Когда Маланья услыхала О рассуждениях села, Смахнула слезы, завздыхала, Сироток тотчас забрала. В избушке тесной сразу стало От детских личиков светлей. К Маланье присказка пристала: Втроем терпеть-то веселей.
«Ну, и глупа же ты, Маланья, – Смеялись дружно мужики, – Известно, голова баранья», – Ей вслед бросали остряки.

24

Живут в избенке часом с квасом. Когда с горшком простой воды, Когда божественным припасом Из окружающей среды. Проходит времечко в заботе, Не спит хозяйка по ночам В животрепещущей работе, Прядет и вяжет богачам. Подзаработает мучицы, Детишкам хлеба напечет, И никогда не огорчится – Так потихоньку жизнь течет.
Сошлись на берегу сельчане: Ну, как, Маланья ты с детьми? «Да слава Богу, – отвечает – Живем нехитро меж людьми». – Да что хорошего с больными, Они несчастны у тебя. «А то и благодатно с ними, Что забываю про себя. Немного надо на их долю И тем я Господу служу, Что исполняю Божью волю И без работы не сижу. Что для сироток не добуду, Все лучше, если ничего. Маланьин разговор короток: Коль Бог дает, то от Него».
Кивали люди головами: Подумай, дескать, рассуди, И приставали со словами: Что будет с ними впереди? «Да я не думала об этом, – Маланья людям говорит, – Одарены мы Божьим светом, Господь управит, умудрит».
«И правда, – молвили с участьем, – Плохи сироты да больны, И, может быть, умрут на счастье До лета или до весны». – Зачем же кликать смерть, ей Богу, Спаси Господь и сохрани. Я не пущу ее к порогу, Пускай присохнет за дверьми, – Маланья бабам отвечала. Те распотешились над ней. Обид она не замечала, Как будет, Господу видней. Пошла к Живулечке Маланья, Ерошке воду понесла. Она сироткам все вниманье И свое сердце отдала.

24
Лесок недремлющий услышал Смешки людские над рекой. И вот из лесу к людям вышел Старик с дорожною клюкой. – Быть может, кто из вас ответит, – Спокойно молвил старичок, – Кто на ночь путника приветит, Какой сердечный ночничок?
Ему селянки, прознавая, – «Да кто ты будешь, просвети?» – «Меня зовут Душа Живая, Перетомился я в пути».
– Не знаем, – бабы отвечали – И опасаемся сейчас, Чтобы мужья не осерчали, Они ведь грозные у нас.
– Что ж вы боитесь больше Бога Своих родимых мужиков? Господь-то требует немного: Почтить, утешить стариков, Устроить путников усталых, Болящих в скорби посетить, Да обогреть сироток малых, Голодным хлебца отломить.

24
Пошел наш странничек к мужчинам, Но получил ответ такой: – Быть может, ты с какой причиной По свету странствуешь с клюкой. Быть может, ты разведать хочешь, Где мы храним свое добро, И о ворах ночных хлопочешь, Как распознать твое нутро? Иди к Маланьиной лачужке, Она живет там средь калек. Хоть теснота в ее избушке. Но всех пускает на ночлег.
– Благодарю, совет мне дорог, – Сказал усталый старичок. Свернул к Маланье на пригорок, Ему навстречу мужичок, Бежит безрукенький Ерошка. Маланья выслала мальца, Как увидала из окошка С клюкой дорожной пришлеца.
«Ботвинью тетушка сварила, – Кричит малец Живой Душе, – Сольцой для вкуса присолила, Все на столе стоит уже».
– Дал Бог, – сказал Душа Живая В ответ Ерошкиным словам, – Никто мне дверь не открывает И потому иду я к вам.
Издревле истина известна Народу русскому всему: Где одинаково всем тесно, Там не обидно никому. – Садись, дедулечка, покушай Ботвинью скорую мою, Ребячьи басенки послушай, А я тут рядом постою.
«Дай Бог тебе, хозяйка, силы, Скитальца в дом ты позвала, И как зовут не расспросила, И накормила чем могла, – Сказал, направившись к порогу Тот старичок на склоне дня. – Пора, Маланья, мне в дорогу, У вас тут тесно без меня».
«Да что ты, – вскрикнула Маланья, – Живая Божия Душа! На что, скажи, мне твое званье, И я ли буду хороша, Коль деда на ночь не оставлю, Да на съедение волкам В дремучий лес теперь отправлю, - В избушке хватит места нам».
«Господь тебя не позабудет», – Старик на лавочку прилег: «Да где ж самой ей место будет?» – Вздыхая, думал старичок. Под бедной ветошью свернулся, Не в одеяле из мехов. Душа Живая встрепенулся Уж после третьих петухов. «Дай посмотрю, где спит Маланья, Где здесь хозяйская постель?» – И видит, та с большим стараньем Стоит, прядет свою кудель.
«Должно быть, ты и не ложилась?» – Дед изумленно вопросил. «Да слава Богу, Божья милость Дает на все довольно сил. «Мне спать нисколько не хотелось, – Ответ хозяйский прозвучал, – Всегда в нужде найдется дело».
Дед сединою покачал: «Давно живу на свете этом, И вот Господь сподобил вновь На душу лечь обильным светом – Увидеть чистую любовь. Спаси Господь тебя, Маланья, Не отвергаешь никого. Скажи теперь твое желанье, У Бога выпрошу его».
– Да жизнь, дедочек, неплохая. Хочу же я, как смерть придет, Пускай за дверью засыхает И мой порог не перейдет.
– Ну, что ж, Маланья, так и будет, Господь все видит наперед. Он никого не позабудет, Всем по заслугам воздает.

24
Ушел старик, а смерть стучится С мешком широким на горбу. Через порог ступить ловчится. К Маланье просится в избу. «Дай, - говорит, - мне своих деток, – Двух голубятушек больных. Я принесла для них конфеток, Точеных яблок наливных». Смерть извивается от лести, Но взгляд озлобленно горит.
«Присохни ты на этом месте», – Маланья смерти говорит. Смерть за порогом и пристыла, Не удалось попасть в жилье. Та гостью хворостом прикрыла. Чтоб не увидели ее.
И так бы славно дело стало, Когда нет смерти у двора, Но для селения настала Невыносимая пора. Пошли разбои, стоны, слезы, И сильный слабого теснит, Друг другу делают угрозы, Смех благозвучный не звенит. День ото дня несчастных больше Приходит на Маланьин свет. И жизнь их тянется все дольше, Все кличут смерть, а ее нет.
Маланья тут ума хватилась, Крестом пространство осеня. «Смерть от людей отворотилась, Помилуй Бог, из-за меня! Ведь я когда-то захотела Дела Господни поправлять. Мое ли маленькое дело На сотворенное влиять. Смерть у меня уж век проводит Под кучей хвороста в углу И потому она не ходит Давно по нашему селу».
Пусти ты смерть бродить по свету, – Кричали ей со всех сторон, – Ведь почитай сто лет, как нету В селеньи нашем похорон. Мы постарели, настрадались, Обезсердечили совсем, И беззаконию предались, Нам тяжело без смерти всем. Мы горя много пережили, Раздоров бьется круговерть. Чтоб мы еще не нагрешили, Ты отпусти на волю смерть.
Маланья хворост разметала, А смерть завялая сидит. Уж паутиночкою стала И глаз заржавлено глядит. «Так забирай ты свою долю, – Маланья смерти говорит, – Ступай, куда Господня воля Тебе по времени велит».
Смерть распрямилась, отряхнулась, В село скорее поплыла – К земным изгнанникам вернулась. И вот из буйного села Уж погребальный звон раздался, Перекрестились мужики. Никто забытым не остался, Ни богачи, ни бедняки. Смерть убрала на всех дорожках, Слизнула всякий лишний след. Взяла Живулечку с Ерошкой, Ведь было им уж по сто лет.

24
Маланья только жить осталась, Она все также молода, И, невзирая на усталость, Все тоже делает всегда. Уже не знает свое имя, А смерть как по свету пройдет Да позабытых всех обнимет, Опять к Маланье подойдет. – Да кто же ты такая будешь, Скажи мне, как тебя зовут? – Не знаю, может, знают люди, Что на земле давно живут.
На всю округу смерть вскричала: – Как эту женщину назвать? Я сотни раз ее встречала, Но не могла себе забрать.
На небе вдруг открылась дверца, Луч огневидный заблистал, И белый камень в форме сердца, На землю грешную упал.
Тут смерть за камень ухватилась, От удивленья вскинув бровь.
На камне золотом светилось: Ей имя вечное – Любовь!
– Ты не моя, Ты солнце рая, – Сказала смерть и отошла. Любовь живет не умирает, Всегда цветет, как и цвела. Любовь духовными очами На мир пронзительно глядит, И благодатными лучами Тепло сердечное родит. Любовь земную участь свяжет И будет жить в людском добре. Потом… Ягненок с волком ляжет На светлом радостном бугре.

10  30

 

Нравится
ot.jpg

Икона дня

 Благотворительность вместо сувениров!

 



 

  ОБД Мемориал