08.JPG

Материалы сайта в категории здоровья, духовных писаний, размышлений, случайных мыслей проиллюстрированы открытками знаменитой художницы XIX века Елизаветы Бём.

Духовные стихи по наставлениям Феофана Затворника

Стихи написаны по размышлениям и наставлениям Феофана Затворника

 24

 

       РАДОСТЬ ЖИЗНИ

Радость жизни! Как отрадно
Тебя встретить в ком-нибудь. Гостья неба! Как усладно Ты земной питаешь путь.
Ты Святым приходишь духом Через церковь и Христа, Наполняешь сердце слухом, Славословием уста.

Отчего же происходит Радость жизни не у всех? Вдруг душа занепогодит И на сердце нет утех.

Дух, наверно, угасился На телесном этаже. С ним колодец заключился Светлой радости в душе.

Притесняет душу бремя Скорбной памяти о том, Что несет былое время, Что теперь и что потом?

Коли станешь понемногу С упованием дружить, Принесешь печали Богу, Веселее станет жить.

Тяготящую опеку О себе и обо всем Часто мы берем без проку И натужливо несем.

Что сказать? Не вразумляет Опыт сотен, тысяч лет. Божье дело попаляет Горделивости букет.

Все как было, так осталось. Человек одет и сыт, Но в раю же показалось,
Что не так устроен быт.

Прописал Господь законы Человеку все не так. Строит радостям препоны Недоверчивый простак.

Пока будет в человеке Жажда Бога поправлять, Суемудрых мыслей реки Станут радость искривлять. Человеку не придумать Лучше Бога никого, Не уйти земному шуму От подножия Его.

Суеты суетствий сладость Можно в Боге лишь испить, Только в Нем земную радость Можно сердцем растопить.

ЛЮДИ. ИМ ЖЕ БОГ - ЧРЕВО
Оглянись кругом и посмотри: Все хлопочут здесь из-за чего? Что кипит у каждого внутри И волнует всех до одного? Господин всего – желудок наш, Подчиненья требует и льгот. Коли пить да есть ему не дашь, Не уйдешь от внутренних невзгод.

По местам обетованных стран Сколько всем обещано нам благ! Упразднится этот наш тиран, Князь ненасытимости и зла.

И теперь решите вы, куда Обращенной будет в веке том Жажда беспокойного труда, Без земных желудочных истом.

Приготовьтесь качественно здесь, И обители небесного Отца Приотворят радостную весь Для земного вашего конца.
СКОРБИ Господь сказал, что многими скорбями Нам в царство Божье надлежит войти. Коль мир устроен крестными дробями, Что дивного в болезненном пути?
Печать событий мировых на книге Закланный агнец удостоен снять. К любви без скорби невозможны сдвиги, Должна прискорбность истину обнять.
Но нам еще тому дивиться надо, Что скорби пребывают не одни, Что посылаются Создателем в награду И светлые и радостные дни.
Искринка солнца посещает вежды, Дабы в отчаянье житейское не впасть. Господь для поддержания надежды Душевным светом метит Свою власть.

ДОБРЫЙ СОВЕТ
Вас хвалят – что дивного в этом? В безрыбии рыба и рак. То вашего круга примета – Сочувствие к тени добра.

Но только невыгоден очень Для вас распорядок такой. И камень бывает подточен Падением капли простой.

Питает тщеславье привычка Касаться приятнейших мест. От каждой хвалы по частичке Червяк самолюбия ест.

Он вас торопливо неволит Ласкающим ростом потреб. И чувствам смиренным позволит Бывать, пока сам не окреп.

Когда хорошенько созреет, Толкнет незаметно протест, И добрый ваш плод поскорее Под корень весь разом подъест.

Беспечное сердце щекочет Похвал респектабельный круг. Ослабленной ревностью хочет Подставить подножку добру.

В духовном пути остановка Уже есть движенье назад. Смиряйте в себе обстановку, Восчувствуйте внутренний лад.

Коль звуками сладких речений Вам уши хваленьями бьют, Тотчас поменяйте теченье, Сходите в сердечный приют.

Соделайте уничиженье Пред Господом Богом душой. К стопам Его правьте движенье, К любви Его светлой, большой.

Помыслите подвиги духа Угодников Божьих святых… А мы что? Сходили посуху Разок причаститься в посты,

Да дома кой-как положили Поклонов пять-шесть образам, И будто уже проложили Дорогу наверх к небесам.

Бегите похвал обаянья, Ваш слух заморозить хотят, И в мраморное изваянье Безжизненно вас обратят.

ТАИНСТВО РЕЛИГИИ
В чем путь озабоченных много Спасение не прозевать? – Чтоб Бога иметь своим Богом И Божъим себя сознавать. Сознание удостоверить, Что Бога имеешь своим, Ты можешь по Божеской мере, Открытой стремленьям твоим. На сколько ты в Боге всем ликом, На столько тебя Он спасет. И в этом союзе великом Религии таинство все.


ПРЕИМУЩЕСТВО СКОРБЕЙ
Не помышляйте, что в утехе Стяжите вы спасенья путь. Утехи – идольские вехи, Размах случайностей – не суть.
Внутри нас царство обитает, Туда тропа скорбей ведет. Его лишь тот приобретает, Кто вместе с Господом идет.
Кто переломом воли с худа На призывание добра Теснит угодливый рассудок И гонит страсти со двора.
Кто смертной болью покаянья С любовью светлой во Христе Увидел Божьи воздаянья И сораспялся на кресте.
Себялюбивая вольготность Не сможет истины найти. Труждений чистых озаботность – Свидетель правого пути.
Но скажут: и повеселиться Нельзя позволить уж себе! И дать приятностям разлиться В плотоугодливой гульбе.
Христианином надо прежде На всяком месте всякий час Быть в усмирительной одежде К тому, что зреет внутри нас.
Как не смеется жизнь от яда, Свеча на ветре не горит, Питает душу та отрада, Что помышления творит.
Непостоянство проявляет Неистовость желаний всех. Души характер составляет - И вот наследство от утех.
Коли добра себе хотите, Бегите прелестей извне. На покаянный путь вступите Самораспятия в огне.
В слезах и скорби сокрушенья Вам драгоценным камнем быть, В чертогах светлых украшеньем С Домовладыкой вечно плыть.

ПРОЩЕНИЕ ОБИД
Ничто не сильно так пред Богом, Как всех обид прощенье, Ведь искушаемся мы много Желанием отмщенья.
Бываем часто одержимы Раздорным переделом, Обидным словом несдержимым, Нередко даже делом.
Но отчего не укрощаем Обидчивых порывов И не всегда других прощаем, А предаемся взрывам? Досада, гнев, негодованье И мыслей возмущенье – Все потому, что без вниманья Идет цена прощенья.
Ущерб обиды очевидным Нам чересчур сдается, И мелочь кажется обидной, Ей сердце предается. Из самолюбия выходит Худое помышленье И сердце часто не находит Внутри себя прощенья.
А подобало бы в минуты Обидчивости жалкой Заметить, как в нас перегнуты Досадливые палки.
Восстанови в сердечной страсти В уме обетованье, Что за прощенье Божьей властью Пошлется упованье.
И что оно обид сильнее, Какие сердце гложут, И что оно всего вернее Спасению поможет.
Наш ум тогда одушевится И сердце сменит виды. За Божье надо зацепиться И мы простим обиды.
Простим - и нам простится свыше Господним всепрощеньем. Прощает кто, тот строит крышу Под Божьим освещеньем.
Так помяни грехи, где прежде Ты ищешь очищенья. Прощай и сам, живя в надежде На Божие прощенье.
Прощай, прощай сердечным чувством, Широкою душою И обретешь в себе искусство Глубокое, большое.
Не вдруг стяжаются селенья, Где мы бы не смущались И где б удары оскорбленья Обильно поглощались.
И степень первая прощенья – В обидах некричанье. Держи покрепче возмущенье, Прощенье есть молчанье.
Как промолчишь обиду сразу, Другой уж легче будет. И так обидную заразу Молчание остудит.
А не начнешь с собой сражаться, Пеняя на усталость, Все больше станешь обижаться На всяческую малость.
Чем чаще ближних кто прощает, Тем навыки сильнее, Воздушность сердцу сообщают И дышится вольнее.
Гнездо воздержанность свивает В обидчивой ограде И даже жажду развивает К обидам Бога ради. Когда ударенный в ланиту Другую подставляет, Идут два поприща к зениту И Бога прославляет.
Недостижимой высотою Такой нам пик сдается, Но безобидностью простою От Бога воздается.
Прощенья легкое движенье Возводит на высоты, Творит внутри без напряженья Блаженные красоты.
Добро прощенье привлекает Сердечною наградой И жизнь земную облекает Божественной отрадой.

РЕВНОСТЬ ПО БОГЕ
Характер ревности о богоугожденьи Не может дать сознанию покой, Пока в словах, делах и помышленьях Источник допускается такой, Что неугоден праведному Богу И совесть угрызеньем бьет тревогу. И поспешает совесть уничтожить Между собой и Господом раздел, Согласность с Божьей волею умножить Через поток богоугодных дел. Стремленье к Богу вверит постоянство Защите от больного окаянства. Уверенность, что Бог тебя имеет Своим благоволением ища, Лишь в совести чувствительной посмеет Утешно жить, надеждой трепеща. И возгорает истина простая: Кто служит Богу, в Боге возрастает.
ЕСТЕСТВЕННАЯ ВЕРА
Естественная вера побуждает Зрить попеченье о себе Творца, Зависимые чувства порождает От безграничной милости Отца. Стихийные начала веры в Бога Насаждены Творцом в душе у нас. И Божий страх способствует ей много, И совестью тревожит Божий глас. В естественную вечность восхожденье Искать через Спасителя Христа – Вот веры христианской утвержденье, Вот знамя в исполнении креста! Кто получает истинную веру, Не может быть свободен от тревог. Он чувствует спасительную меру, Приоткрывая вечности замок. Кто хочет до спасенья расстоянье Надеждой сократить хоть на версту, Тот жертву Богу – слезы покаянья И сокрушенье принесет Христу.
СУДЬБЫ МИРА
Мироправленье – Божье дело, Нам не дано уразуметь. А наш удел – душа и тело, От них и следствие иметь.
На книге судеб семь печатей, Их разогнет Иисус Христос. Спасенья вечного Вручатель, За грешный мир Он крест понес.
Как агнец в жертву приносимый, Господь Спаситель был заклан. К основе мира восходимый Исполнил Он событий план.
И христианские начала Предощутил земной предмет, Надежду тварность повстречала На обновленье от сует.
Христовой жертвой искупленья, Одолевающей порок, Получит мир восстановленье, Когда Господь назначит срок.
Гадать умом не распаляйся, Смиренно промысел встречай. Смотри на тайну, изумляйся И Миротворца величай.


ТОЖ НА ТОЖ И ВЫХОДИТ
Отчего цветок красивый? – То природа расцвела. Почему зверек пугливый? – Так природа создала.
От чего весна весною, А зимой зима да снег, Почему все лето в зное И зачем сам человек?
Что ни взять природа это, Рассуждает умник наш. Своемудрия примета – Основной его багаж.
Коль природа всех сильнее, Держит брение свое, Кто имеет власть над нею, Кто устроил так ее?
Современники от моды, Промыслителя забыв, Производят от природы Мирозданьческий весь быт.
Спросишь: «Что же есть природа?» «Все, что вижу»- скажут вслед. «Вижу солнце, землю, воду – Это ли природа?» - «Нет».
«Человека вижу, звезды, И животных, и луну, И растения, и воздух, И небес голубизну.
Это что ли есть природа, Созидающая все?»- «Нет» – «Так кто кого от рода В совокупности несет?
Кто же будет тем кумиром Всеустройства естества, Если каждый род от мира Лишь частица вещества?»
Как не умничай натужно, Не пытайся ход познать, Но саму природу нужно Всеобъемлющей признать.
Среди видного невидной Запредельной стороной, Для ума неочевидной Идеальностью иной.
В этом случае, конечно, Должно будет допустить Неосознанное нечто – Безначальной розги нить.
Стало быть все устрояет, Возвышается над всем, Вездесуще управляет Неоткрытое никем.
Стало быть она нетленна, Коль могла построить взвесь, И предшествовать Вселенной, Чтобы все воспроизвесть. Если мы себе представим Многоплодие всего, Обязательно добавим - Вся премудрость тут ЕГО.
Он - движение прироста И душа, и наша плоть. Он зовется очень просто – Всемогущий Бог Господь.
Просто Бог, что активистам Страшно вымолвить всегда. Надо знать позитивистам – Это Бог наш, господа!
Чтобы знаньем ум наполнить, Обнадежить всякий вздох, Об основах надо помнить, А основа – это БОГ.

СЛЕЗЫ
Есть слезы физической боли, От мягкости и неудач, От слабости сердца, неволи, Насильно напущенный плач Но есть благодатные слезы Трудов на Господней стезе. Суда Верхотворца угрозы Скрываются в слезной лозе. Цена их безверие душит Не влагой, текущей из глаз, А тем, что при них моет душу И после что трогает нас. Сердечным текут умиленьем Пред милостью Бога Отца Те слезы к небесным селеньям С надеждой на щедрость Творца. Надежда на Божье прощенье Раскаяньем к Богу влечет, И внутренний свет очищенья Слезой благодати течет. Не час и не день, а все годы И душу сполощут и плоть Те слезы блаженной природы - Творит их великий Господь. НЕПОСТИЖНОЕ
В существе обновления мира Непостижная разуму суть. Божьей славы святая порфира, Христианства спасительный путь.
Непостижно и то, что такое ,,Будет Бог всяческая во всех.’’ Несомненно, что царство покоя Станет местом блаженных утех.
Восхитительный свет заблистает, Невечерняя вспыхнет звезда. Как же ад и кто там обитает, Где же грешники будут тогда?
На окраины страшного ада Тоже будет Господь восходить, Но не радостью светлой, а правдой И могуществом будет судить.
А в аду прекратятся ли муки? Никакой нет надежды, пока Сатанинства развязаны руки – И людская судьбина горька.
Напрямую противиться Богу Бес не может и строит везде Враждотворным лукавством дорогу Через души нестойких людей.
Через Божьего разума образ И подобие духа Его Легион бесовщины недобрый Человечье сквернит естество.
Но благое дано попущенье Для свободных людей от Творца – Царством мрака иль светом прощенья Увенчать навершенье конца.
Обращение чувств добровольных, Покаянные слезы сердец Одолеют злокозней приволье, Повинившихся встретит Отец.
На пороге небесного сада Примиренный найдет благодать, А противных бесовское стадо Будет вечностью мук ожидать.

СМЯТЕНИЕ И МИР ДУШИ
Отчего душа всегда мятется? От того, что нет опоры ей. Божьим страхом истина дается И спокойной совестью своей.
Когда совесть с правдою бывает И не поддается худобе, То душа степенно пребывает В праведном покое и в себе.
Когда совесть к тьме неблагодарной Верой устремляется хромой, То душе, как в комнате угарной, Тяжело дышать в себе самой.
Убегает вон она из чада, Силится смятенье утолить, Будто не поймет, чего ей надо, Как душевный сумрак обелить?
И гонимым внутренним изгоем От себя мучительно бежит. Ее тянет брение другое – Чтоб в своем селении не жить.
Но когда нисходит в помышленье Ангел света огненным перстом, Указуя мысль о примиреньи С Господом Спасителем Христом,
То, как низко головой склоняясь Беглый раб к хозяину идет, Так душа, смущенно извиняясь, С Богом примирение найдет.
ОГЛЯДИМСЯ КРУГОМ
Охладели мы сердцем, душою уснули, Поглядим на себя – христиане ли мы? Узы мира на миг мы с себя не стряхнули, Утомленно блуждая умом среди тьмы.
Так откроем тугую скрипучую дверцу, Отопрем неразумный холодный затвор И войдем к своему беспробудному сердцу, И с плененной душой поведем разговор:
«Ты по образу Божию создана Богом, По подобию Божию мера всего. Беспредельный Господь одарил тебя много, Чтоб светилось в тебе совершенство Его.
В малой капле воды как играется солнце, Так Господь засветиться в тебе захотел, Чтобы в душу свою заглянув, как в оконце, Человек подсмотрел свой небесный удел. Но от Божьего образа ты отвратилась, Образ мира лукавого ты приняла, К недостоинству помыслов ты обратилась, Отступленья и мерзости приобрела.
Но Господь попеченьем и милостью ищет Твою жизнь, не жалея дарить ничего. Свет и воздух, одежда, жилище и пища, Все что есть у тебя и в тебе – все Его.
Тебя ради пришел наш Спаситель распятый, Через Матерь Свою опустился с небес, И с креста тебя ради Иосифом снятый Для спасенья Он умер и снова воскрес.
Через Духа Сятаго Он церковь земную Учредил и наполнил спасеньем ее. Посадить тебя хочет Себе одесную И теперь только сердце Он ищет твое.
Что ты медлишь, душа, ко Творцу обратиться? И согретая капля восходит горе. Посмотри же кругом – тварность к небу стремится, Только ты прозябаешь в глубокой норе.
Иль ты хуже других, не умеешь трудиться, Иль того лишена, что дается всему? Поспеши же у Господа ты утвердиться И усердно начни поработать Ему.
Посмотри, не остаться б тебе в закоснелом Охлаждении к Богу пред страшным концом. Отвергающих Бога отвергнет Он делом, Обращенным к Нему будет вечным Отцом.
Так скорее же истинной вверься ограде, Убегай в просвещенные Богом места. Там веселье, покой, радость духа в усладе, Здесь болезни и скорби, ума суета. Уж не рай ли земной ты устроить желаешь? Источили все средства увидеть его Миролюбцы от века, и ты это знаешь, Но за призраком гонишься мира сего».
Уговаривать душу такими речами Станем мы, возлюбив обращенье к Нему. Обогреет Он нас неземными очами, И спасенью навстречу пойдем своему.
И наполним мы душу желанной свободой, Убежденьем проникнутся наши сердца. И спокойная правда высокой природы Устремит нас к небесному царству Отца.

ВЕРА И ЗНАНИЕ
Все думают - знанье яснее И примрачна вера у нас. И судят, что в жизни важнее, Какой справедливее глас.
На деле выходит обратным Такое решенье ума. Для веры все свет и понятно, Для знанья все полная тьма.
Извилистой жизни торосы Лишь вера раздвинет и Бог, А знание ставит вопросы Решить не умея и крох.
И чувствуют все христиане Как вера над знанием зрит. Святой Исаак Сирианин Открыто о том говорит:
Все веденье вере противно И узы законов его, Исполненных демонстративно, Для веры как нет ничего.
Все веденье сил не имеет Без пробы проблему решить, Без опытов быть не умеет И следствие делать спешит.
У веры потребность другая: Ход мыслей держать в доброте. Ее простота дорогая В младенческой быть простоте.
Но веденье ловчие сети Сердечной плетет простоте, Противится Божьей примете И рвется умом к высоте.
Земным веществом сохраняет Естественных стадий устав, А вера наш дух обоняет И выше стоит естества.
И мерой, что к знаньям стремится Неведомой тьмы ученик, Той мерой он страха боится Зайти в безнадежный тупик.
А тот, кто последует вере В надежде спасенье найдет. В сомненьях, нужде и потере Он с Господом не пропадет.
До новой спасительной эры, Пока верховдничал ум, Пока христианская вера Суетность бесплодную дум Грехами на знамя Христово Страданьями не вознесла, Мы были совсем не готовы К борьбе против встречного зла. Сокровища неоскуденья Нашли мы в пути со Христом, Но снова манит вожделенье На скудность склоняться перстом.
И чем бы не обогатило Все веденье знаний места, Оно бы на миг не вместило Богатства заветов Христа. АНГЕЛ – ХРАНИТЕЛЬ
Есть ангел – хранитель у каждого свой, Зачем же у нас заблужденья? И падшего мира мы образ живой, Лукавых сетей наважденье.
Конечно, не ангелы стали виной С блудилищем нашего сходства. Мы сами себя ограждаем стеной От ангельского руководства.
И противодейством неверным своим Хранителей наших усилья Снедаем, не дав посодействовать им В добре укреплять наши крылья.
Наш Ангел – хранитель за нами идет В сердечном к нему обращеньи, И ход нашей жизни обычной ведет, Когда ей грозит возмущенье.
Защитник сопутствует всякий наш след, Способствуя добрым стремленьям, Но коль обращения умного нет, И способа нет к вразумленью.
Так, уши заткнув и закрывши глаза, Идет горделивец к трясине. Опасность бы знаком ему показать Да мысли его как в мякине.
Наверно тут кто-то сомненье ввернет, Тотчас недоверчиво скажет: «Пусть за руку ангел – хранитель возьмет И путь справедливый укажет».
Защитник готов твою руку обнять Да есть ли рука-то такая? Он ждет не телесную руку принять – Душевной руки он алкает.
Душевной рукою является в нас Спасительной ревности знамя, Когда таковой создается запас И ангел хранитель над нами.
Иначе за что же возьмет он тебя В телесном твоем сотрясеньи. Ведь он из тех духов, что шлет возлюбя Господь возжелавшим спасенья.
И скажешь опять: «Пусть возбудит во мне Спасенья желанного метку». Он делает это внутри и вовне Да вот получается редко.
Причина в некачестве нашей души, Где будто в дыму на пожаре, И мысли, и чувства мятутся в тиши, И шум как на праздном базаре.
И внутренний мир беспорядочный наш, Смятенного шума собранье Мешают воздействию ангельских страж, Бесплодны тогда их старанья.
И вот, коли ждешь руководства в пути От действия ангельской силы, Вниманье на сердце свое обрати И бди, что оно попросило.
Твой ангел сейчас же к тебе подойдет, Сердечный порыв не забудет, И Божий покров на тебя снизойдет, Желанье спасенья возбудит.
И ангел не только за руку возьмет, Но на руки сердце поднимет, И Господу душу твою понесет И светлой любовью обнимет.
Но ты уж разумно вниманье храни, Ревнивостью не ослабляйся. Он станет стеречь твои ночи и дни, Ты только к нему устремляйся.
Твой ангел учить тебя будет тогда И ум защитит охраненьем. Что делать, не делать, и как, и когда? И внешнее даст он знаменье.
А если не видим безплотную нить Мы ангельского попеченья, Виновны мы сами, не надо винить Кого-то в своих увлеченьях.
Побьется, побьется наш ангел о нас, Защиту стеною притупит. Любой наш позыв сторожа всякий час, Опять подлетит и отступит.
И так до тех пор, пока мы не умрем. Когда же умрем, книгу жизни Пред Господом Богом своим отопрем В Его беспредельной отчизне.
И Господу скажет наш ангел тогда: «Я делал и бился немало С лукавой душой по дороге сюда, Но только она не внимала».
Положено будет на книге судьбы Последнее нам нареченье, На страшном суде мы, как Божьи рабы, Получим свое назначенье.

САМОИСПЫТАНИЕ
Вниманье православных обращаю: У христианства истина проста. Внутри себя пространство освещая, В себе увидеть, что есть доброта И что в расположениях худое, И кто владеет внутренней средою?
На первый взгляд внутри себя не встретить, Наверно, не удастся ничего. Не потому, что нечего заметить, Но слишком много мечется всего. В природе так безвидимо бывает, Когда туман предметы покрывает.
Но самоуглубление помалу Проявит беспорядочность внутри. Тумана всколыхнется покрывало И внутреннее скажет: «Посмотри!» Так свет из тьмы вошедшего встречает И постепенно он предметы различает.
Вниманье усугубьте и заметьте, Как молнией сверкает всюду мысль, Как в первом, третьем и десятом месте Одновременно пребываем мы. На службе в храме, на молитве дома Вниманию сопутствует истома.
Подвижность мыслей кружится и вьется, Как зимние снежинки на ветру, Как насекомых толчея несется Вечерним летом тучно по двору. Так происходит наших дум смущенье, Рассеянность ума и расхищенье.
Работа управления собою Ничто без средоточия ума. Свобода совершается борьбою Над помыслами – их смущает тьма. Сознательное к Богу устремленье Для помыслов усвоит направленье.
Еще вниманье – перед вами свойство Ума смятенного означится в себе. Безперестанно точит недовольство Земную душу всюду и везде. Чем более богатств она имеет, Тем пуще ненасытие полнеет.
Досада человека утомляет, Нигде не находя спокойных мест. И день, и ночь всеядность отравляет, Как ржа железо постепенно ест. Рекой душа болезненно впадает В многозаботливость, которая снедает.
Лишь только добровольное врученье Многострадальной участи своей Всепромыслительному свыше попеченью Печаль о жизни может сгладить ей. Стезя борьбы смирение составит И воля Божья брань души управит.
Вглядитесь глубже – вы должны увидеть Замученного узника в плетях, В роптании, тщеславии, обиде И недостойных мелочных страстях. Пристрастья держат душу крепко в сетке, Как птицу люди в затворенной клетке.
Проделаем сравнение такое: Вот путник гор в пещеру видит ход, Прикрытый разметавшейся травою, И мрачный углубляющийся свод. Он, ухо приложив, рычанье слышит, Шипением пещерный воздух дышит.
Вот образ сердца нашего в печали, Попробуйте туда вы заглянуть. Не то ли вы в пещере повстречали, Стеною мрака преградившей путь. За сердцем иногда понаблюдайте И совести отчет свой передайте.
Случилась неприятность – рассердились И загорелись мстительным огнем. Успех у ближнего – не вы ли изводились Ночною завистью? и непременно днем Двулично льстили, ставя во главенство Высокоумья своего несовершенство.
Одна другую телом заслоняя, Тиранят страсти искушенно нас. И только Бог греховность оттеняет, Когда правдивый совестливый глас Сердечное украсит содержанье Терпеньем, покаяньем, воздержаньем.
Ну что же, поредел ли мрак тумана, Сокрывший нашу внутреннюю весь? Блаженен, кто стремится без обмана Поговорить с собой, пока он здесь. И души, сердцем чистые, блаженны, Труды их на земле благословенны.

СИЖУ И ДУМАЮ
Основа трудов во спасенье - Тружденье и бодрость ума. Житейское наше терпенье, Подобен ему адамант.
Слабо, как младенец, вначале. Ему предстоит возрастать В скорбях и болезнях, в печали, Чтоб впрок адамантовым стать.
Лукавство с правами на льготу Пытает терпенья состав, Но с малой до большей работа И меру дадут, и устав.
Дойдя до сей меры последней, Закон остановки включи. Потом подбери из передней Ко внутренней двери ключи.
Да кто же тот враг искуситель Греховных претензий и прав? Коварных страстей попуститель? Наш плотоугодливый нрав.
Становится плоть госпожою, И властвует плотский почин Над бедной рабыней душою, – И переставляется чин.
Стремлений своих оголтелых, Душа, раздвигая черту, Идет в услужение телу, Блаженства ища полноту.
Но поиск телесного свойства Не может питать естество. И душу, и тело в расстройство Приводит безмерность всего.
Земные потребности в чине, В стеснении надо держать, И злоухищрений причины Терпеньем души поражать.
Господь жизнь земную от века Дал в образе Божьем прожить, И душу вдохнул человеку, Чтоб к истине путь проложить.
БОРЬБА ЗА ДУШИ В удел надмирный кто-то переходит Во всякую секунду на земле. И всякий раз душа туда восходит Полоской света или в темной мгле. И если бренье не мешало телу, Быть может, подсмотреть бы довелось, Как медленно душа бы полетела Явленьем переменчивых полос.
Как ангелы всегда сопровождают Движенье, чтобы душу охранять; Им демоны дорогу преграждают, Пытаясь ношу ангелов отнять.
Идет борьба за души в поднебесной, Хлопочут демоны о мерзости и зле, Которые в заблудности телесной Душа не отмолила на земле.
Но как душе от мытарей отбиться, Какую веру к небу понесла? Найдется ль, чем правдиво откупиться Из чаши той, что на земле пила?
Чтоб заслужить дорогу ко спасенью, Греховность в жизни надо поражать, И церковью Христова воскресенья Злокозненные стрелы отражать.
Обильность покаянья без обмана От демонов погибели спасет, Удержит душу ангелов охрана И в царство благодати принесет.

ТРИ РОДА ЖАЖДЫ
Три рода жажды есть у человека: Потребность духа, тела и души. И каждая пытается от века Взять роль наиглавнейшей госпожи.
Всего видней бывает жажда плоти В потребностях движения и чувств. Все время проводящая в заботе О пище, отдыхе, о жалобах врачу.
Искать для тела удовольствий многих – Программа чувственного мира такова. Но не умерить внутренней тревоги, Пока у тела властные права.
Чувствительное жаждание может Плоть усыпить на несколько часов, Потом опять как червь точащий гложет, Срывая усыпительный засов.
В душе потребность знаний многозвучна, Многопытливость свойственна уму. Разведать понаслышке иль научно Что это, как, зачем и почему?
Есть у души потребность предприятий И многопопечительных забот, Исканье эстетических занятий И поиск комфортабельных работ.
Ей хочется в земных усладах ока Дать волю невместительной мечте, Взамен утраты рая на востоке Купаться в очевидной красоте.
Но душу никогда не насыщают Потребности, плывущие рекой, И жажданий собой не укрощают, Снедая человеческий покой.
И третья жажда есть – потребность духа, Который выше тела и души. Познаньями божественного слуха, Покоем совести растет она в тиши. Ее вкушенье удовлетворяет Исполнить Божью волю в простоте. Духовный мир ей двери отворяет Исчезновеньем в Господе Христе.
Дух ищет жажды богосозерцанья И отрешения в молитве от всего. Он чует невечернее мерцанье, Не оставляя первым ничего.
И жажда духа, в Боге претворяясь, Покой душе измученной дает. Капризы тела духом покоряет, И промыслу всю власть передает.
Три жажданья вопиют в человеке И требуют внимания к себе. И бьется он в отчаянной опеке Над жаждами в прижизненной судьбе.
Но почему же он не успевает Потребности земные притушить? Неправильно черед распределяет Меж требой духа, тела и души.
Потребности чувствительного свойства Слабонадежный пестуют обман, Затем души ревнуют беспокойства, Духовное идет на задний план.
Наверх неосмотрительно выходит, Чему внизу быть следует всегда, Что путь спасенья в сторону уводит Забвеньем страшным Божьего суда.
Как не наполнить соком иль водою Вверх днищем перекинутый сосуд, Так невозможно задней чередою Трех жажданий умилостивить труд.
Покой внутри кто обрести желает, Тот дух в богообщенье возведет, И силой духа жажда воспылает, В божественных чертогах мир найдет.
И полнота всех сущих претворений, Духовного воздействия полет, Всем жаждам меру удовлетворений По благодати Божьей низольет.


НЕОБХОДИМОСТЬ РАЗЛИЧЕНИЯ ДУХОВ
Опасности, соблазны, искушенья На части нас прельстительные рвут. Обманчивые клики возношенья Врагов спасенья нашего зовут. И суемудрие возвышенно глаголет: «Ко мне идите, у меня весь свет!» Но это призрак света в темном поле, Где слушают его, там света нет. Вот мир зовет успехами в кумиры: «Ко мне идите, мой мирок пригож». Но у него не мир, а призрак мира, И увлеченные потом встречают ложь. Князь мира всем свободу обещает, Довольствиями голову кружит. Но нет того, чем сердце он прельщает, Все тот же призрак очи ворожит. И обольщенными утехи мира движут, Из них растут душевные горбы. А если присмотреться к ним поближе, Они томимые лишеньями рабы. Так поспешим же навык к различенью Враждебных духов скоро приобресть. Не станем предаваться увлеченью Соблазнами, что в мире этом есть. Не станем увлекаться повеленьям Лукавых и сомнительных свобод И поспешим к Тому, Кто избавленье И истина, и правда, и живот.

ВЕРА БЕЗ ДЕЛ МЕРТВА Иные говорят: «Ты только веруй, Спасение придет само собой». Но вот чего бояться надо верным На христианской пажити любой: Обязан всякий божеским раденьем Земную жизнь обильно наполнять. Но человек бессилен стал паденьем, Не может искушения унять. Пришел Господь и учредил спасенье, Дорогу в вечность указал рабу, Через святую церковь воскресенья Ниспосылая силы на борьбу. Зачем же сила Божия дается, Коль не на добрые о Господе дела? В тружденьях многих вера познается, В раздаче ближним божьего тепла. Апостол Павел обновленьем жизни Крещеным заповедал всем ходить, И путь греха повергнуть укоризне, Причастностью Христу себя родить. Избрал нас Бог прежде созданья мира Святыми в непорочности любви. Христовой искупительной порфирой Грехопаденье вновь усыновил. Даны нам все божественные силы, Чтоб благочестье на земле блюсти, Познать в Христе высокое кормило И труд обетований понести. От мира непотребства и растленья К делам богоугодным убегать. Высокого просить благоволенья И помощь Божию трудом оберегать. Работая, назад не опирайся, Себя усовершенным не считай, Вперед стремись, любовью простирайся, В Христе Иисусе званья почитай.

НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ НАУКИ
Было время, где опорой Больше разум пребывал. И научников всем хором Разум требой укрывал. Разум требует того-то, Не согласен разум с тем. И разумная работа От разумных шла систем. Ныне разум уж в покое, На науку ссылки все. И научники рекою Разлились во всей красе. Госпожой наука стала, Повелительницей дней. Все обязаны от мала Преклоняться перед ней. Все кругом наука только. Между тем нет ни одной, Огороженной хоть сколько Хоть какой-то бы стеной. Вся наука факты гложет В доме узеньком своем, Но в себе найти не может, Где там крыша, где проем. Здесь несобранные стены, Неразобранный там сор. Вот научных фактов смена, И опять другой узор. Над другими крайне сложно Свысока повелевать, Коль себе же невозможно Госпожою побывать. Коль научников степенность Добралась бы до начал, Приговор их был бы ценность Как Божественный причал. И научное растенье, Выявляя существо, Дотянувшись до творенья, Нам бы вскрыло Божество. А науки каждой рвенье Открывало бы закон Божьей книги откровенья, Как божественный флакон. Мы б две Библии имели В естестве вещей земных, И читать бы все умели В Божьих мыслях потайных. Так наука по идее Что-то требовать могла, Но она на самом деле В Боге тварь не обрела. Неизвестно как что будет, А пока потребно знать: Как Господь нас всех рассудит, Так тому и пребывать.

ВСЕ ИЩУТ
Глаголил сам Христов апостол: «Ищу, спешу, стремлюсь, гоню». Пускай нам будет даже по сто, Все поисковому огню Земная участь предается, Переполняя естество. Но что найти нам удается И почему, и отчего? Оскудеваемости бденье, Жизнь без искания не жизнь. Толкает чувство оскуденья Невольно поиск проложить. Всегда искомое такое, Питать чем чаешь пустоту, Наполнить трапезу покоем, Души голодной маяту. И рыщет чаянье прокорма Трудом на алчущем столе. Такая общей жизни форма Для всех живущих на земле. В далекой пустыни сокрытой С глубоким маленьким окном, И в суете земного быта Круговращение одно. Но содержанье отличает И цель, и средства, и дела. Какую волю скудость чает, Где упованье обрела? Кто успокоится в исканьях, Чей способ скудость утолит, Того в земных его стараньях Господня милость окрылит. Но диво, что при всех исканьях, Кто чувством скудости живет, Томится тем же осязаньем: Авось улучшится вперед. А «впереди» все отбегает… И горе им растолковать, В каких уделах скудость тает, Куда ей надо убывать.

ЖАЖДА И ИСТОЧНИКИ
Слышим голос от лица Господня: «Жаждущий иди ко мне и пей». Сколько же из слышащих сегодня Слово церкви не стремятся к ней. И томленье жажды душу точит, Несмотря на веденье про то, Что всеутоляющий источник По глазам проносит свой поток. Или им источник не по нраву, Нравится ли в жажде пребывать, Но для томных жажданий оправу Не хотят в себе обосновать. Без цены источник тот от века. Все другие требуют оплат Честью, достояньем человека, Утоленьем жажды на свой лад. Но не видят жаждущие фальши Скудной жажды на своих устах. Тот источник кажется им дальше, Хоть и утоляет, но не так. Следовало им бы поточнее Чувством веры жажды рассмотреть. И определиться, что вернее? Что питать, а что в себе стереть? Тогда сами жажды повлекли бы К сродному источнику себя. И от мира пьющие могли бы Утолиться, Бога возлюбя. Как же жажды возбудить иные, Чтоб не мучил голодом туман? Надобно гасить в себе больные Притязанья грешного ума. Что нам надо, всякий понимает, Да не хочет знать – и весь секрет. Дескать, тварь свободу принимает, И зачем устраивать запрет? Дескать, делать может кто что хочет, А не хочет, кто же принудит? И всеядность о себе хлопочет, Только жажды стон не победит. Помните, пока на этом свете Жажды утоляете всем ртом, Держит вас Всевышний на примете, Что вы делать станете потом? Крик души возжаждет жизни вечной, Но туда великий переход Будет страшной пропастью конечной Преграждать последний ваш поход.

Жизнь растения – подобие жизни духовной
Когда проходишь местом каменистым И дерево встречаешь на песке, Невольно пожалеешь о тернистом Его пути в алкающей тоске. Совсем другие чувства испытает Гледящий на растение у вод. Его довольство соками питает, Благоволит ему небесный свод. Так души истощенные людские Не знают, что при голоде вкушать. Бывают обстоятельства такие, Где душам утомительно дышать. Происхожденья будучи земного, Питается растенье от того, Что есть материальная основа, Чем полнится земля вокруг него. Небесное ведет происхожденье Душа людская от начала дней, И насыщается стихией исхожденья, От Бога направляемого ей. Свет солнечный, вещественный, телесный Растенье ловит изо всех сторон. Обогащает душу свет небесный, Зовется Божьей истиною он. Желающим всем церковь предлагает Усвоить истину учением Христа. Душеспасительно дорогу пролагает Проникновенным знаменем креста. Но люди устремляются в науки, Газетный сор бросаются глотать. Такой едой души голодной муки Из жизни человека не убрать. Не потому, что это не годится Или не надо знанья получать, Но потому, что истина родится Через Христову верную печать. Душа мирским питанием томится, Ей утоленья жажды в мире нет. И горький вопль несется из темницы, Душа желает видеть Божий свет. Отеческих писаний свиток развит, Для всех у нас в доступности теперь. Раскрой Евангелие – это разве Не для души божественная дверь?!! Земной росток без воздуха недужен И не пойдет пространственно он в рост, Так и душе священный воздух нужен, Чтоб совершать духовный поворот.

Сущность христианства
Любовь – цветочный сад и плодовитый, Присутствия Божественного дом. Очищенный, омытый и привитый Слезами покаянья и трудом. Как воды океанского размаха Без корабля никак не переплыть, Так без богоучительного страха Надежде, вере и любви не быть. И поплывет корабль покаянья, В надежном кормчем Божий страх явив, Встречать в слезах Христово воздаянье На пристань всеобъемлющей любви. + + +
     
Нравится
2.jpg

Икона дня

 Благотворительность вместо сувениров!

 



 

  ОБД Мемориал